Сепаратисты Донецка готовы сдаться после референдума

Пушилин Мы взяли на себя ответственность за будущее региона, — уверяет Денис Пушилин. — Говорю «мы», потому что у нас создан коллегиальный орган. И если кого-то выкрадут, работа будет продолжаться. Понимаем, что ломать нужно всю систему — полностью!

С 6 апреля здание областной госадминистрации в столице шахтёрского края находится в руках людей, которые называют себя представителями Донецкой народной республики (ДНР) и развернули активную кампанию по подготовке к референдуму о самоопределении. Несмотря на неоднократные угрозы со стороны МВД и СБУ, штурм так и не состоялся. Между тем чёрно-сине-красные флаги ДНР установлены уже на многих горсоветах региона. Официальный Киев называет захватчиков админзданий на востоке страны сепаратистами и террористами, они же считают себя патриотами, которые борются с неофашизмом и готовы стоять до конца. «Донбасс» даёт возможность высказаться на своих страницах сопредседателю так называемого временного коалиционного правительства ДНР Денису Пушилину, за плечами которого — школа в Макеевке и участие в проектах МММ.Вопрос о присоединении к РФ не стоит
— Денис, среди требований, которые вы якобы выдвигаете, советник главы МВД Станислав Речинский называет- об отмене биометрических паспортов и вакцинации. Чего на самом деле хочет ДНР и как идёт подготовка к референдуму, который, по вашим словам, должен состояться не позднее 11 мая?
— О нас рассказывают всякие сказки. И что собираем дань с предпринимателей, и что обязываем евреев пройти платную регистрацию. И прочую чушь. На самом деле всё, чего мы хотим — это самостоятельности! А власти всё время запаздывают с пониманием ситуации. Когда мы говорили о децентрализации, они не хотели нас слышать. Мы подняли вопрос федерализации — они согласились на децентрализацию. Сейчас же мы добиваемся уже полного суверенитета. И именно этот вопрос — о суверенитете ДНР — будем выносить на референдум, который намечен на 11 мая. Мы готовим окружные комиссии, нужную документацию. Создан новый Центризбирком. Средств хватит на печать бюллетеней, пригласительных. Очень большая вероятность, что к нам присоединится и Луганск.
— То есть вопрос о присоединении к России не стоит?
— Нет! А если кому-то не нравится, что у нас используются российские флаги — так на Майдане были и американские, и ЕС. А сколько там похаживало иностранных политиков, которые к чему-то призывали! Вы у нас видели хоть одного российского политика? Когда мы получим суверенность, сможем вступить в федеративные или конфедеративные отношения с любой из стран. Это может быть Россия, Украина, другие государства. Прекрасный пример — республика Бавария, которая уже многие годы остаётся в составе Германии… Если Украина не наделает глупостей — будем с ней. А если продолжатся атаки (как в Краматорске, Славянске, где полегли наши ребята) — ни у кого язык не повернётся говорить о том, чтобы мы поддерживали отношения с такой страной. Если же большинство граждан нашего края проголосуют против его суверенности (по данным опроса Киевского международного института социологии, лишь около 25% населения юго-востока Украины в целом поддерживает федеративное устройство, а более 45% выступают за унитарное децентрализованное государство; о суверенитете же речи и вовсе не шло — Прим. А.К.), мы, конечно, с этим смиримся.»Купить нас или запугать нельзя»
— Вы понимаете, что Киев не допустит отделения Донецкой области, которая даёт почти 20 процентов общеукраинского экспорта, около 12 процентов валового регионального продукта?
— Киев может воспринимать это как угодно. Но мы, являясь патриотами своей земли, Донбасса, смотрим с позиций того, что лучше для этого края. Украина сейчас в глубочайшем социально-экономическом кризисе. 15 миллиардов золотовалютного запаса для такой огромной страны — это пшик! И надеяться на помощь Запада, соглашаться, как делает премьер Яценюк, на любые условия, лишь бы получить кредит (как можно поднимать тарифы, загоняя и без того бедствующий народ в полную безнадёгу?!) — это как минимум преступление. Возможно, даже равное военному преступлению и.о. президента Турчинова, который бросил войска на Донбасс, позволил в мирное время использовать армию против народа. На подобное не пошёл даже Янукович, как бы плохо мы к нему ни относились…Когда мы пошли на захват здания, готовы были умереть. Мы рисковали всем, и продолжаем — каждый из нас фактически приговорён Киевом к пожизненным срокам. В любой момент нас могут выкрасть представители СБУ, как это сделали с десятком наших ребят, в том числе Леонидом Барановым, который сейчас находится в одиночке киевского СИЗО. Во время очередных объявлений об операции против нас мы писали родным SMS, прощаясь с ними. Чем-то купить нас или запугать нельзя. Как я смогу потом смотреть в глаза родным тех, кто уже полёг за это дело, кто находится в заключении? Два моих деда воевали в Великую Отечественную. Что я скажу своей бабушке?  Ведь фашизм медленно, но верно начал расползаться по Украине. И мы пытаемся его остановить.Мы сейчас можем сказать, что, к примеру, согласны с официальной позицией «регионалов», что нам хватит децентрализации и расширения прав употребления русского языка. Но на наше место тут же придут другие. Которые добьются того, чего побоялись мы!
— Кто из политиков, представителей областных властей приходил к вам на переговоры?
— Вначале сюда приезжал первый вице-премьер Виталий Ярема. Ставил ультиматум, давал два часа на то, чтобы мы покинули здание, угрожал. И не мог толком пояснить, почему называет нас преступниками и террористами, если наши действия ничем не отличаются от того, что происходило зимой в Киеве и на западе стране. Как беседовать с людьми, у которых такие двойные стандарты? После этого мы стали готовиться к штурму. Но прибыл Ринат Ахметов, который сказал, что будет с нами, если начнётся атака. Следующая встреча с Яремой проходила уже при нём. Киевский посланник был куда спокойнее, дал нам высказаться. Но последней его фразой было: «За что вы так не любите Украину?» Мы могли бы спросить: «А за что вы так не любите нас?» Ведь на самом деле лишь после провозглашения ДНР я в полной мере прочувствовал, что такое патриотизм. Пожалуй, впервые за все годы независимости Украины. За свой край я готов умереть. Но не за тех, кто сейчас думает, что руководит страной.Позже у нас были нардепы — коммунисты, «регионалы», приходил губернатор Сергей Тарута. Общались мы и с лидером «Батькивщины» Юлией Тимошенко. Я считаю, что говорить нужно со всеми, доносить нашу позицию, пытаться вызволить наших ребят. Мы против военных действий, потому что страшно, когда гибнут люди — не важно, с какой стороны.Выборы будут. Но — другие
— Почему не сработало заключённое в прошлую пятницу в Женеве на уровне глав дипломатических ведомств Украины, России, США и ЕС соглашение, в котором, в частности, говорится об освобождении зданий и разоружении всех сторон конфликта?
— А почему не сработало соглашение от 21 февраля, подписанное с участием глав МИД виднейших европейских держав?  Результатом той «мировой» стали погромы в Киеве, бегство Януковича, захват власти представителями правых сил. В день подписания соглашения в Женеве (после чего вполне логично было бы, чтобы Яценюк, Турчинов иже с ними покинули здания, где они сейчас заседают благодаря вооружённому перевороту) официальный Киев сделал заявление, что войска с юго-востока выводиться не будут. Потом из Донецка выкрали нашего активиста… Заключается негласное перемирие на время Пасхальных праздников, а в итоге происходит расстрел наших ребят в Славянске. Нужно понимать, что той Украины, которая была до Майдана, уже нет. Нет ни легитимного президента, ни Конституции, которая растоптана политиками. И если мы сами не постоим за себя, этого не сделает никто. Надеюсь, референдум введёт ситуацию — хотя бы в нашей области — в правовое поле. А после мы обязательно проведём свои выборы, потому что те, которые организовывают нынешние «правители», нам уже будут не указ.
— Кстати, о выборах: в Луганске появился очередной «народный губернатор», собран штаб управления юго-востоком. Вы имеете какое-то отношение к этим процессам?
— Я думаю, что всё это сделано в целях провокации, чтобы сорвать задуманный нами референдум. Искусственно создаются какие-то группы — более правые, более левые. Они никак не могут между собой договориться. Мы в своё время смогли объединить людей разных взглядов, течений, движений идеей референдума. В Луганске же пока этого не удаётся. Будем действовать с теми, кто нам близок по духу, в том числе в Харькове (где очень спорно сотня человек выбрала «народного мэра» миллионного города), других регионах. Нужен один референдум с одним вопросом в один день!
— Есть ли у ДНР какие-то социально-экономические программы? Ну, отъединимся мы от Украины — и что дальше?
— Поймите, мы — не профессиональные политики, не профессиональные революционеры или экономисты. В нас не вливали миллионы, не готовили специально. То, что мы сейчас координируем — это социальный, народный протест. И если мы будем работать в ущерб мнению людей, которые находятся в захваченных зданиях, кто поддерживает нас на площадях и даже просто сидя дома, нас вынесут на вилах гораздо быстрее, чем прошлую власть. Но нужно работать поэтапно. Сначала легитимизировать ДНР посредством референдума. Потом уже заниматься выборами, построением своей Конституции, экономическими векторами развития. Конечно, мы готовим соответствующие программы. Подключены специалисты из вузов, которые много про это говорили, но политики прошлого на них плевали. Эти люди — теоретики, мы — практики. И мы готовы внедрить многие их идеи.
Андрей Кривцун
Источник: http://donbass.ua/



(Следующие новости) »



Leave a Reply

Ваш email адрес не будет опубликован. Обязательные поля обозначены как *

*

Яндекс.Метрика