Редькин: «Ради поста президента по трупам не пойду»

Евгений Редькин Олимпийский чемпион 1992 года Евгений Редькин в понедельник был выдвинут Союзом биатлонистов Югры (в ХМАО он уже три года работает главой Департамента спорта и физической культуры) на пост президента Союза биатлонистов России.

— Долго принимали решение – идти, не идти?

— Окончательно – после того, как нынешний президент СБР Михаил Прохоров официально заявил о своем уходе. Несмотря ни на что, отношусь к нему с большим уважением. Серьезный человек, который пытался многое изменить в нашем биатлоне, делал серьезные проекты. Не все, конечно, получилось, что он задумывал.

— Ваш соперник Виктор Майгуров отметил, что, если бы Михаил Прохоров решил бы выдвинуть свою кандидатуру, он бы снялся.

— Разговаривал вчера с Майгуровым, узнавал о других возможных претендентах, заодно спросил про его намерения. Он не стал сильно распространяться, поэтому ничего не могу сказать. Что касается его возможного прихода на пост президента СБР… Виктор Викторович – хороший человек, известный в прошлом биатлонист, имеет опыт работы в СБР. Насколько у него хватит сил изменить ситуацию в нашем биатлоне к лучшему – это ему лучше знать.

— У вас какой настрой? Что может повлиять на ваше решение?

— Настрой серьезный. Прекрасно понимаю, куда и на что иду. При одном условии – если я пойму, что все это кому-то надо. Увижу поддержку – готов прийти и работать, как это говорится, на благо отечественного биатлона. Разумеется, если большинство коллег меня не поддержат, я сам цепляться за это место не буду. Сейчас до отчетно-выборной конференции остается четыре недели, за это время многое можно измениться. Во всех смыслах.

— Вы заручились поддержкой, как это принято говорить, наверху? Вас готовы поддержать?

— Сейчас как раз этим занимаемся. В первую очередь заручился поддержкой губернатора ХМАО-Югры Натальи Комаровой – без ее одобрения бы я на такой шаг не пошел. Наталья Владимировна – человек к биатлону неравнодушный, знающий. Вместе пришли к выводу, что до 30 апреля еще есть время, чтобы подать документы о регистрации кандидата. А дальше посмотрим по ситуации.

— По ситуации – это как?

— Еще раз повторю: пойму, что это никому не надо – без всяких колебаний уберу свою кандидатуру. Для меня пост президента СБР – не та цель, ради которой я, грубо говоря, пойду по трупам. В родной Югре, где я сейчас занимаю пост директора департамента по спорту, хватает работы более чем. Впереди – Всемирная зимняя Сурдлимпиада 2015 года, этапы Кубка мира по биатлону, борьба за право проведения чемпионата мира по биатлону 2019-2020 годов…

— В любом случае у вас наверняка есть соображения, что надо менять в нашем биатлоне. То, что менять надо, сомнений нет?

— Мое твердое убеждение: СБР как общественная организация должна заниматься популяризацией биатлона в нашей стране. В первую очередь! Мне кажется, мы как-то увлеклись национальными командами, превратили вид спорта в какое-то шоу. Это бы ничего, но за этим ничего не осталось. В тренерском штабе появились десятки тренеров с непонятными полномочиями – чуть ли не тренеры тренеров. В конце концов, создалась такая нервная обстановка, что специалисты сборной России – те самые, которые по идее работают на одно дело – друг с другом переругались. Все это привело к не самым хорошим результатам. Хотя, как бы нас не убеждали в обратном, потенциал в биатлонных сборных России есть – что у мужской, что у женской.

— К вопросу о тренерском штабе. Такая фигура, как главный тренер, нужна биатлонной сборной?

— Тут даже сомнений быть не может. Безусловно, нужна. Опыт других видов спорта, опыт прежних времен об этом говорит. Не надо выдумывать ничего нового в том, что хорошо работало и так.






Leave a Reply

Ваш email адрес не будет опубликован. Обязательные поля обозначены как *

*

Яндекс.Метрика