Митинги в Донецке — кривое зеркало киевского Евромайдана

Донецко-протестные психологизмы и зеркало Майдана.

Захваченная облгосадминистрация, баррикады, колючая проволока, покрышки, палатки, полевая кухня, патриотические песни, повстанческие транспаранты и плакаты, — все эти атрибуты донецкого антимайдана указывают на то, что местное пророссийское движение, всячески отплевываясь от идей и символов киевского протестного Майдана, все-таки не брезгует использовать его стилистические формы и средства. Проявляя тем самым в чем-то даже парадоксальную психологическую гибкость.

По поводу заимствования инструментов и подходов киевского протеста среди прокремлевских активистов распространенно достаточно простое объяснение: «Почему им (майдановцам) можно, а нам нельзя?». С промайдановской стороны (которая уже в сегодняшних условиях далеко не всегда является тем же самым, что и проукраинская, особенно в последние месяцы на Юго-Востоке страны) может прозвучать ответ, мол, в Киеве, центральных и западных областях, когда захватывали госучреждения, флагов Польши, например, не водружали…

Конечно, определенная логика есть как в случае с «почему им можно, а нам нельзя?», так и в примере с польским флагом. С другой стороны, страшно подумать, куда мы в итоге забредем, если постоянно будем оправдывать варварские методы борьбы за очередное светлое будущее (для кого — евросоюзное, для кого — российское, для кого — еще какое-нибудь) тем, что нас окончательно довели до отчаяния и ничего больше не остается, кроме того, как доставать «последний аргумент».

Откуда вообще берется эта вера в то, что достигнуть чего-то действительно доброго и благополучного можно с помощью разгула далеко не самых высоких человеческих страстей, пусть даже и под благими лозунгами? Ведь окружающая реальность, в том числе общественно-политическая, отражает скорее не то, какой мы видим ее в наших мечтах, а то, в каком реальном состоянии мы находимся на данный момент…

Подражательство

В принципе, происходящее нынче в Донбассе в определенной степени можно объяснить классическим марксистским учением об экономике как «базисе» и идеологии как «надстройке». Но порой, наблюдая за поведением местных пророссийских активистов, на место «базиса» хочется поставить не столько экономику, сколько психологию. В частности — вопросы социально-протестного подражательства и геройства.

Как бы ни было противно донбассовским антимайдановцам признавать то, что они во многом осознанно или неосознанно подражают киевскому Майдану, но от этого никуда не деться. В данной ситуации столичный протест — это некий косвенный «учитель». То есть своеобразный пример для подражания. Взгляды и позиции этого киевского «учителя» явно не приветствуются донбассовскими «учениками», но в то же время ими активно перенимается то, как он себя ведет, во что одевается, как организовывает свою работу и т. д. (об откровенных криминальных выпадах, разумеется, здесь речь не идет).

Французский социолог Габриель Тард считал, что есть три основные типы социальных процессов — приспособление, оппозиция и подражание. Последнее ученый ставил на первое место, считая его особым видом гипнотизма. Описывая идеи Тарда, социолог Андрей Сериков замечает, что подражание может быть индивидуальным или социальным, сознательным или бессознательным, намеренным или ненамеренным.

«Существует огромный пласт человеческих действий, которые нельзя объяснить ничем иным, кроме неосознаваемого воспроизводства образцов, — отмечает Сериков. — Это действия, которым обучаются бессознательно, копируя поведение других людей. Поэтому их нельзя объяснить ни генетической предрасположенностью, ни внутренним субъективным смыслом. На уровне таких действий существует особое измерение реальности и смысла… Они знаки самих себя, но не словесных схем. Они могут быть ненаблюдаемыми, как могут быть таковыми многие природные процессы. Но на них можно обратить внимание, описать с помощью слов, наблюдать. Тогда они становятся действиями, наблюдаемыми со стороны, но не изнутри».

Геройство

Говорят, что генерация Y (к ней относят тех, кто родился приблизительно в период с 1980-го по 2000-й) — это первое поколение, у которого нет героев. Представители этой возрастной группы принимали и продолжают принимать активное участие как в майдановских, так и в антимайдановских событиях. И очевидно, что многие из них проявляют гражданскую пассионарность в большей степени не от социально-экономических недовольств и стремления жить лучше в материальном плане, а желая продемонстрировать себе и другим определенное геройство.

Сегодня можно назвать целый ряд причин и факторов, обусловивших то, что сейчас происходит на Донетчине. Но среди первичных и фундаментальных оснований все же особым образом нужно выделить тему антимайдановского подражательства майдановскому геройству. Сюда же можно добавить проблему «мужских игр», поиск приводящих в бодрое состояние духа пограничных ситуаций, протестную жизнь как особую форму существования и т. д.

Культуролог Ирина Шумская акцентирует на том, что в тех случаях, когда человек осознанно идет на героический поступок, в его психике происходит стихийный всплеск психической энергии, стимулируемый рациональным пониманием экстремальной ситуации, за которым следует спонтанное иррациональное решение.

«Но предрасположенность к таким решениям гораздо выше у людей с ярко выраженной склонностью к риску, решительностью, отвагой, стремлением к превосходству и страстью к приключениям. Кроме того, настоящий героизм не планируется заранее, поэтому последовательность действий в стиле «Подъём в 6 часов утра. 7 часов утра: разгон облаков, установление хорошей погоды. С 8 до 10 утра — подвиг» присуща разве что фантастическим персонажам наподобие барона Мюнгхаузена», — констатирует Шумская.

Вопрос только в том, к чему именно мы подносим лестницу, когда идем на героические поступки. А здесь уже все зависит от другой лестницы — иерархии ценностей, которая зачастую у нас перевернута с ног на голову. Святитель Игнатий Брянчанинов говорил, что всего лишь одна неправильная мысль о себе может ввести в душу, питать, поддерживать и укреплять в ней самомнение. Всего лишь одна мысль. Это как дощечка, которая будет направлять курс целого корабля.

Возвращаясь же к делам майдановским и антимайдановским, важно подчеркнуть еще одну вещь: чем чаще политика будет становиться для нас чем-то бОльшим, чем просто политика, тем к более страшным последствиям это каждый раз будет приводить в итоге…

P. S. А по поводу «почему им можно, а нам нельзя?» и сегодняшней Украины вспоминается анекдот про медведя, застрявшего однажды в лесу между двух деревьев. Подходившие к нему по очереди звери спрашивали, как это так получилось, а затем, вместо того, чтобы помочь, пользуясь случаем, насиловали его. Все, кто подходил, выслушав слезную медвежью историю об изнасилованиях, думали про себя: «А почему другим можно, а мне нельзя?». В конце концов, косолапый отчаялся, и когда подошел очередной лесной обитатель и спросил, в чем дело, то медведь попросил его сразу приступить к своему черному делу, уже ничего не желая объяснять…






Leave a Reply

Ваш email адрес не будет опубликован. Обязательные поля обозначены как *

*

Яндекс.Метрика