Цензура в России приведет к возраждению самиздата

d3b7fa90

Цензура У диссидентства в России долгая история, и если интернет перестанет быть неподцензурным пространством, есть другое средство — самиздат.

В феврале Владимир Путин провел закон, который позволяет по желанию закрывать любой сайт, а недавно подписал закон против всех потенциальных «навальных» — так называемый «закон о блоггерах», пишет в своей статье для The International New York Times Гэл Бекермен, автор книги «Когда за нами придут, нас уже здесь не будет: эпическая борьба за спасение советских евреев» («When They Come for Us, We?ll Be Gone: The Epic Struggle to Save Soviet Jewry»). Сейчас Бекермен работает над историей «доинтернетных» социальных медиа, сообщает издание.

Но у российского диссидентства долгая история, и если интернет перестанет быть открытым и неподцензурным пространством, есть другое средство — самиздат, пишет автор. Самиздат, как соединительная ткань, объединял советских диссидентов в Москве, Ленинграде и отдаленных областях СССР.

Самиздат уступает интернету по масштабу и скорости. «Но правительству было гораздо труднее «закрыть» самиздат ввиду его изолированности. А тот факт, что самиздатные материалы было труднее изготовлять и распространять, породил сообщество диссидентов, которое было малочисленнее, но более сплоченным и стойким», — рассуждает автор.

Вот пример «Хроники текущих событий» — одного из самых авторитетных самиздатских журналов. Несмотря на аресты редакторов, он просуществовал 15 лет, вышло 64 номера.

У «Хроники» всегда был один редактор в Москве, который служил центром гигантской сети с ответвлениями по всему Советскому Союзу. «Каждый новый номер представлял собой несколько машинописных экземпляров, которые передавались от человека к человеку, причем попутно делались новые копии», — говорится в статье. Та же сеть передавала информацию о нарушениях прав человека в Москву. В пятом номере содержалась инструкция о передаче информации: «просто скажите это человеку, от которого получили «Хронику», а он скажет тому, от кого получил «Хронику» и т.п.».

«Этот процесс сам по себе помогал воспитывать в гражданах уверенность в себе, чтобы они призывали к ответу правительство страны, где подобные вызовы власти были почти неслыханным делом», — пишет автор.

По мнению автора, современные технологии позволяют «воссоздать закрытые, мелкие, более безопасные сети, сходные с самиздатом». Это шифровальные программы и виртуальные частные сети (VPN), «приложения вроде Cryptocat и Off-the-Record Messaging». Можно также прятать в тайниках внешние жесткие диски и флэшки, чтобы потихоньку копировать информацию с носителя или на носитель.

По распространенному мнению, соцсети и сайты — прежде всего инструменты координации массовых протестов. Но социальные медиа могут сыграть ключевую роль и для вызревания протестного движения. Люди, иногда анонимно, подзуживают друг друга, опробуют идеи, и формируется новый образ мысли. «Именно это делала «Хроника» — благодаря ей некая форма совместных гражданских усилий вызрела при авторитарном режиме», — пишет автор.

Для инкубации открытый интернет не нужен, заверяет автор. Достаточно самиздата, писем и частных компьютерных сетей.

«Переход от медиа, которое облегчает проведение колоссальных акций протеста, к медиа, которое позволяет оппозиции окрепнуть и разработать жизнеспособную альтернативу, — возможно, как раз то, что надо», — заключает автор.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *